Почему ошибочны политическая и экономическая догмы узбекской «оппозиции»? 

Из цикла статей «Информационная война обиженных против Узбекистана»
 
Была ли узбекская оппозиция самой политически активной силой в СССР в период его распада, как, например, оппозиция Прибалтики? Почему сейчас в Узбекистане не поощряется рождаемость, как в России? С чем связана трудовая миграция населения Узбекистана в Россию и другие страны мира? Трудовая миграция – это добро или зло? Является ли рабочая сила товаром и можно ли ее экспортировать?

Предисловие. В первой части своей речи на съезде «Народного движения Узбекистана» (НДУ), состоявшемся в Берлине 23-24 мая 2011 года, поэт Салай Мадаминов, имеющий псевдоним «Мухаммад Солих», являющийся лидером этой, вновь созданной реакционной организации, позволил себе назвать ту стабильность, которая воцарилась в Узбекистане «стабильностью кладбища». А тот мир, установленный в нашей стране усилиями нашего народа – миром «хуже самой страшной войны». Поэтому он заявил, что будто бы именно по этим причинам «из Узбекистана бегут миллионы людей спасая свою жизнь не только по политическим мотивам, а по мотивам экономическим».

Проанализируем эти его политические и экономические догмы (от греч. dogma – учение). Учитывая, что на вопрос: кто сбежал из Узбекистана по политическим мотивам и как их называть? – я уже в какой-то степени отвечал в своей статье «Информационная война обиженных против Узбекистана». В этой статье, как экономист я начну свой анализ с той догмы, которую можно назвать «экономической догмой» «Мухаммада Солиха» или узбекской «оппозиции», в которой он утверждает о том будто бы «из Узбекистана бегут миллионы людей спасая свою жизнь… по мотивам экономическим». В тексте своей речи он не комментирует и не дает расшифровку этого своего утверждения, поэтому оно не имеет не своего доказательства и ни обоснования. Но мы расшифровку такой, мягко говоря, ошибочной экономической догмы или учения «оппозиции» Узбекистана, можем найти, если обратимся к статье другого его последователя из партии «Эрк». К статье некто С.Умирзакова, который выступив на сайте «Ponauz.com» с «трогательным» ответом на мою статью: «Информационная война обиженных против Узбекистана», задает мне в числе других и следующие два очень важных вопроса:

1. «Разве не правда что государство (узбекское – прим. автора) при рождении ребёнка не оказывает финансовую помощь семьям, как, например, в России выделяют для этих целей по 300 тысяч рублей?»;

2. «Разве не правда, что уже около 2-х миллионов трудоспособных граждан Узбекистана являются «гастрабайтерами» в России?».

Так, что теперь я обстоятельно ответив на эти вопросы, смогу доказать не только ошибочность и несостоятельность экономической догмы узбекской «оппозиции» в лице его «лидера» поэта «Мухаммада Солиха». Но и того неопровержимого факта, что и мой оппонент из сайта «Ponauz.com», некто С.Умирзаков, не только не разбирается, но и вообще некомпетентен, поэтому не понимает взаимосвязанные демографические проблемы и проблемы миграции трудовых ресурсов, которые он поднимает в своих вопросах. Тем не менее, он, вместо того, чтобы с нормальным тоном задать свои вопросы, для того, чтобы из моего ответа узнать и пополнить свои знания, пытается  обвинить наше государство. Во-первых, в том, что оно не оказывает помощь узбекским семьям при рождении ребенка как в России. А во-вторых, в том, что наше государство якобы виновато в появлении трудовых мигрантов, число которых только в России достигает 2 млн. человек, которых он называет «гастарбайтерами», в самом плохом смысле этого слова.

Таким образом, теперь для того, чтобы доказать несостоятельность экономической догмы «оппозиции» Узбекистана в лице «Мухаммада Солиха», если ответить на вопросы, поставленные его последователем С.Умирзаковым и с этой целью обратиться к литературным источникам, то очень скоро обнаружиться, что их даже и искать не стоит. Поскольку на эти вопросы я уже давал довольно обстоятельные ответы в своей статье «Узбекистан: вызовы, угрозы, проблемы и решения», состоящей из двух частей и опубликованной на сайте «Капитал страны» еще в 2009 году. В статье, с которой С.Умирзаков, видимо, не знаком, хотя он и заявляет, что следить за моими публикациями, а некоторые из них даже и комментирует. В статье, первая часть из которой была опубликована на узбекском сайте «12.uz» под названием «О чем спорят Таджикистан и Кыргызстан с Узбекистаном?». А вторая часть — под названием «Как нам следует относиться к детям национальных лидеров?» — поднимала большой шум среди оппозиционно настроенных эмигрантских кругов нашей страны …

1. Почему сейчас в Узбекистане не поощряется рождаемость, как в Российской Федерации? Отвечая на этот вопрос, который я сформулировал, всего лишь незначительно отредактировав первый вопрос С.Умирзакова, можно констатировать следующее:

— Да, в Российской Федерации действительно поощряется рождение детей и это делается из-за существования демографического кризиса, который связан с сокращением численности ее населения. О чем Владимир Путин в своем Послании Федеральному Собранию РФ от 10 мая 2006 года говорил, что в среднем число жителей России становится меньше ежегодно на 700 тысяч человек.

Поэтому он предлагал тогда три пути решения этого демографического кризиса. Первое – снижение смертности. Второе – эффективная миграционная политика. И третье – повышение рождаемости.

При этом для поощрения рождения второго ребенка Владимир Путин тогда и предлагал поднять социальный статус матерей в российских семьях путем введения «материнского капитала» в размере 250000 рублей, который путем индексации сейчас и достигает 300000 рублей. 

У нас в Узбекистане тоже существует демографическая проблема. Но эта проблема у нас хотя и имеет кризисный, но абсолютно иной — полностью противоположный характер, чем в Российской Федерации. Ибо в нашей стране происходит не сокращение численности населения за счет его вымирания, а его чрезмерный рост, составлявший за период независимости нашей страны в среднем около 400000 тыс. человек в год. Поэтому Узбекистан в отличие от России и многих других Европейских стран, страдает от перенаселенности, например, как Китай, Индия и Мексика.

Так, в 1990 году если Андижанская область Узбекистана занимало первое место в СССР по густонаселенности (427,4 чел./кв.км), а Ферганская область – второе (313,6 чел/кв.км), то Наманганская область  – пятое место (197,2 чел/кв.км), приводя к различного рода негативным явлениям, связанным с избыточностью трудовых ресурсов. А именно, такое положение дел если в 1988 году приводило к беспорядкам при объединении районов в Наманганской области, то в 1989 году – к межнациональному конфликту в Ферганской области. К конфликту местного населения с турками-месхетинцами, которые были депортированы в Узбекистан когда-то в период сталинского режима с территории Грузии.  Эти области Ферганской долины Узбекистана остались такими же густонаселенными до сих пор…

Именно из-за перенаселенности своей территории Узбекистана вынужден не только отказаться от поощрения рождаемости, но и ограничивать такой процесс, также как в Китае, но путем демографической политики, которая осуществляется значительно мягче, чем там. 

2. Почему существует трудовая миграция населения Узбекистана в Россию и другие страны мира? Отвечая и на этот вопрос, который я также сформулировал, незначительно отредактировав второй вопрос С.Умирзакова, с целью доказать несостоятельность экономической догмы «оппозиции» Узбекистана в лице поэта «Мухаммада Солиха», могу сказать следующее.

В пункте 2 первой части своей статьи «Узбекистан: вызовы, угрозы, проблемы и решения», приводил краткий анализ работы экспертов ЩОС А.Парамонова и А.Строкова. Эта работа, хотя и была выполнена достаточно добросовестно и посвящена изучению эконо­мики нашей страны за годы ее независимости, но содержали и ошибочные выводы авторов. Ошибочные выводы, согласно которым в советское время в нашей республике якобы проблем, связанных с избытком трудовых ресурсов и незанятостью населения вовсе и не было, а безработица полностью отсутст­вовала. Поэтому я в своей статье, на основе изучения статистических данных советского периода, подчеркивал:

В то время, когда в сельской местности развитых стран проживало всего лишь от 2 до 5% общей численности населения, в сельской местности Узбекистана проживало более 60% населения, которое в 1990 году составляло 20,71 млн. человек. Но из этих 60% сельского населения, составлявшего 12,3 млн. человек, было занято только лишь 15,5% или 1,9 млн. человек. Но эти цифры советской статистики, ориентированные на восхваление той социалистиче­ской системы хозяйствования и ее экономики, даже тогда, когда она у всех на глазах разру­шалась, скрывали огромное количество незанятого населения и безработных среди сельского населения Узбекской ССР. По моим приблизительным расчетам число безработных в Узбекистане в 1990 году, т.е. за год до распада СССР, составляло  округленно около 4 млн. человек. А эта цифра всего лишь на 22,4% меньше, чем число самих занятых во всем народном хозяйстве республики того периода, ибо число всех занятых в Узбекской ССР составляло 5,2 млн. человек. Но в официальных источниках показывали, будто бы в том же 1990 году в Узбекской ССР с просьбой о трудоустройстве в государственные органы обратилась всего лишь 321 тыс. че­ловек. А эта цифра составляет всего лишь около 8% от общего числа незанятого населения!

На мой взгляд, существования такой огромной армии незанятого населения и безработных в Узбекской ССР в советское время скрывали по той простой причине, что в соответствии с господствовавшей тогда идеологии таких людей у нас не должно было быть. Поэтому такие явления, как незанятость и безрабо­тица трактовалось как уклонение от общественно полезной деятельности и даже паразити­ческий образ жизни, подпадая под уголовно наказуемые деяния, а именно, к «тунеядству».

Не вдаваясь в детали, хочу подчеркнуть, что именно из-за существования такой острой проблемы, как огромный избыток трудовых ресурсов, что можно назвать и скрытой безработицей, в таком густонаселенном регионе Узбекистана, как Ферганская долина, в 1988 год вспыхнули массовые беспорядки при объединении сельских районов. Например, такие беспорядки имели место при объединении таких сельских районов Наманганской области, как Янгикурганский район с Чартакским районом и Нарынский район с Учкурганским районом.

Я был в гуще этих событий. Потому, что тогда я работал в должности заместителя председателя Нарынского райисполкома, а потом и объединенного Учкурганского райисполкома. Именно тогда я стал обращать свое пристальное внимание к этим проблемам и искать научные и практические пути выхода из сложившейся сложной ситуации, связанной с избытком трудовых ресурсов. Именно этим обстоятельством и был связан тот факт, о выделении приусадебных земельных участков каждой сельской семье по 0,20 га в 1990 году в соответствии с решением правительства нашей республики.

Таким образом, тот факт, что связан с избытком трудовых ресурсов, в результате которой и возникает трудовая миграция населения Узбекистана, которая приобрела огромные масштабы для нашей республики за годы ее независимости, является наследием советских времен, связанных с ошибками в планировании и  демографической политике СССР. Именно поэтому далее в пункте 4 второй части своей статьи «Узбекистан: вызовы, угрозы, проблемы и решения», анализируя такие вопросы и в других странах, в частности в Китае, со ссылкой на литературные источники, писал следующее.

Что же касается Китая, то хотя там и происходит «экономическое чудо», но там неза­нятых и безработных людей почти в 10 раз больше, чем все население Узбекистана. А годо­вой доход многих миллионов других людей в западных провинциях Китая не достигает даже 100 долларов в год, не говоря уж о том, что миллионы пожилых людей этой части Китая не получают даже пенсии.

А в пункте 5 второй части этой же статьи отвечая на вопрос: «Трудовые мигранты: добро или зло?» – подчеркивал, что:  

Говоря о безработных Китая, нельзя обойти вниманием и такой вопрос, связанный с трудовыми мигрантами из Узбекистана и других стран Центральной Азии. По этому вопросу на сайте «ЦентрАзия» была опублико­вана статья А.Асророва под названием «Миграция консервирует режимы ЦентрАзии». Несмотря на то, что некоторые тезисы, высказанные этим автором о трудовых мигрантах, и являются обоснованными, со многими его выводами, включая то, что правительство Узбе­кистана этими вопросами не занимается, никак нельзя согласиться.

Во-первых, Госдума РФ еще 5 июня 2009 года ратифицировала Федеральным Зако­ном №2197-5 ГД межправительственное соглашение с Узбекистаном, регулирующее трудо­вую деятельность и защиту прав трудовых мигрантов. Цель этого соглашения – регули­рование трудовой деятельности граждан РФ в Узбекистане и граждан Узбекистана в России. Но такое соглашение между Казахстаном и Узбекистаном еще не подписано. Тем не менее, многие трудовые мигранты из Узбекистана работают в Казахстане вполне легально.

Во-вторых, если в 2009 году в Узбекистане было создано 940 тыс. новых рабочих мест, то в 2010 году их планируется создать не менее 950 тыс.

В-третьих, рабочая сила, как и всякое другое благо, является товаром, который экс­портируют и импортируют (а этот экономический закон о том, что рабочая сила является товаром, была доказана великим вождем и защитником пролетариата Карлом Марксом в его знаменитом «Капитале», увидевшем свет еще 1867 году). Поэтому у нас, например, действует Агентство по вопросам внешней трудовой миграции при Министерстве труда и социальной защиты населения Рес­публики Узбекистан. Это агентство создано в соответствии с Постановлением Кабинета Ми­нистров Республики Узбекистан № 75 от 13 февраля 2001 г. Но, как и в любом новом и сложном деле, в деятельности этого агентства существует множество недостатков. Поэтому видимо и существует нелегальная миграция трудовых ресурсов Узбекистана.

Что же касается валютных поступлений в Узбекистан за счет экспорта рабочей силы, то исследования доктора экономических наук Евгения Винокурова, основанные на данных МВФ и Всемирного банка и опубликованные на сайте Евразийского банка развития, показы­вают следующее. Размер денежных поступлений, достигая 15% ВВП Узбекистана, только лишь за первое полугодие 2008 года составлял сумму не менее 2 млрд. долларов США, что благотворно повлияло на уровень и качество жизни нашего населения. Об этом свидетель­ствует и то, что в сельской местности оживилось индивидуальное жилищное строительство, находившееся до этого в глубоком упадке.

При этом следует подчеркнуть, что, по словам директора Федеральной миграционной службы Российской Федерации Константина Ромодановского, в 2008 году только лишь на территории РФ пребывало порядка 2 миллионов граждан Узбекистана. Причем он отмечал, что у ФМС РФ имеется электронное досье на каждого из этих узбекских мигрантов и об этом я писал еще за два года до появления второго вопроса «оппозиционера» С.Умирзакова.

Таким образом, на граждан из стран с избытком трудовых ресурсов, разными путями мигрирующих и устраивающихся на работу в других странах, испытывающих потребность в них, необходимо смотреть не только как на простых трудовых мигрантов, называя их самих «гастарбайтерами». И, вкладывая в это понятие какое-то отрицательное значение (не­смотря на то обстоятельство, что этот немецкий термин означает Gast + Arbeiter = гость + рабочий). К этому процессу надо относиться, главным образом, как к экспорту и импорту ра­бочей силы.

И этот экономический процесс является отнюдь не злом, как это преподносил А.Асроров в вышеуказанной своей статье на сайте «ЦентрАзия», теперь же еще и «Мухаммад Солих» и его последователь С.Умирзаков, а добром или благом как для обладателя рабочей силы и ее экспортеров, так и импортеров, использующих ее в своих интересах. И эта рабочая сила особенно полезна не только для России, которая еще долго будет остро нуждаться в трудо­вых ресурсах, имея такую огромную территорию и стратегические планы своего развития, но и для Казахстана. Последний, имея всего лишь 15,9 млн. чел. населения, из которого трудо­вые ресурсы составляют 8,8 млн. чел., а занятые 6,4 млн. чел., занимает огромную террито­рию – 2,7 млн. кв. км. Там есть чего освоить и чего еще долгое время развивать не только такому малому числу населения Казахстана, но и значительно большему числу людей. Там и для «гостящих работников» тоже хватит рабочих мест, тем более, когда такими гостями являются ближайшие соседи. Причем соседи, на родине которых говорят: «добрый сосед – лучше дальнего родственника».

Так что, если в какой-либо стране имеется большой избыток рабочей силы, то сле­дует наладить высокоэффективный экспорт этого трудового ресурса в другие страны, где есть потребность в них, как и любого другого товара. Разумеется, не забывая при этом о том, что обладателями таких сил являются сами наши люди, нуждающиеся в защите своего государства в той стране, где они трудятся. А для этого необходимо своевременно заклю­чать со странами-импортерами этого товара соответствующие соглашения и договора о за­щите их прав и интересов в стране их пребывания. И надо налаживать работу собственных служб, которые будут заниматься этими вопросами как внутри страны, так и за ее преде­лами.

При этом хочу здесь дополнительно подчеркнуть, что трудовые мигранты, которых С.Умирзаков с оскорбительным тоном называет «гастарбайтерами» от эмигрантов, наподобие как он и «Мухаммад Солих», отличаются тем, что они в любое время свободно могут выезжать и выезжают из Узбекистана в любую страну мира. Особенно в те из них, с которыми наше государство имеет соответствующие соглашения об их трудовой деятельности и о защите их прав. И свободно могут возвращаться и возвращаются оттуда обратно, в свою страну. Потому, что они не являются беглецами из своей собственной страны – Узбекистана, как «Мухаммад Солих» или С.Умирзаков. И тем более теми людьми, которые бегут из Узбекистана, спасая свою жизнь «по мотивам экономическим», как утверждает «Мухаммад Солих», в первой части своей речи на съезде НДУ. А являются свободными трудовыми мигрантами, выгодно реализующими свой товар, т.е. собственную рабочую силу.

Почему к этим вопросам я, в отличие от наших «оппозиционеров», отношусь положительно? Потому, что я точно знаю, что те наши соотечественники, среди которых много и моих родственников и знакомых, которые в качестве трудовых мигрантов уехали работать в другие страны, как, например Южная Корея и Россия, получая там новые профессии. Работая на заводах и фабриках, использующих новые современные технологии и технику, соответствующие мировым стандартам, а если работают в различных сферах оказания услуг населению, то приобщаясь к современному образу жизни и другой культуре. А также получая за свой труд приличный заработок, они меняются в лучшую сторону. Поэтому когда они возвращаются обратно в Узбекистан, становятся носителями такого современного образа жизни и культуры, которые очень необходимы сельским жителям, составляющим большинство населения нашей страны.

3. Почему ошибочна политическая догма «оппозиции» Узбекистана? Тот факт, что иммиграция людей в ту или иную страну стала в современном мире, не политическим, а вполне обычным явлением, могут доказать и такие цифры, которые связаны с численностью иммигрантов в европейских странах.

Так, например, в ФРГ сейчас проживает 6,75 млн. иностранных граждан, из которых 1,749 млн. — турки, 930 тыс. — граждане республик бывшей Югославии, 187,5 тыс. граждане России и 129 тыс. граждане Украины. А во Франции по данным переписи 1990 года, 870 тысяч иммигрантов составляли выходцы из Алжира, 450 тысяч — из Марокко, 190 тысяч — из Туниса, 180 тысяч — из Турции и 160 тысяч с Африканского континента. А также 600 тысяч — из Португалии, 520 тысяч — из Италии, 450 тысяч — из Испании и 200 тысяч — из стран Восточной Европы.

Как видно из этих цифр среди указанных иммигрантов наши соотечественники отсутствуют, поскольку их там так мало, что статистика этих стран, на это не обращает даже своего внимания. Аналогичное положение, но с другими данными можно установить, анализируя статистику процессов иммиграции и по другим странам Европы и всего мира в целом.

А этот факт может доказать только лишь одно обстоятельство — ошибочность и политической догмы «Мухаммада Солиха или «оппозиции» Узбекистана о том, будто бы из нашей страны «бегут миллионы людей спасая свою жизнь … по политическим мотивам».

4. Была ли узбекская оппозиция самой политически активной силой в СССР на момент его распада, например, как оппозиция Прибалтики? Теперь, отвечая на этот вопрос, хочу доказать ложность и другого утверждения «Мухаммада Солиха», которое содержатся в анализируемой части его речи. А именно,  то ложное утверждение, которое гласит о том будто бы:

«Узбекистан на момент распада СССР был самой (после републик прибалтики) политически активной республикой»;

Ложность этого утверждения «Мухаммада Солиха»  опять может доказать слова все того же  «Отца» основателя оппозиционного движения в Узбекистане Дадахона Хасанова. Поскольку он еще в 2008 году в своем интервью  Voice of Freedom, категорично заявлял, что:

«Никакой борьбы не было, стремления к Независимости тоже не было, всему способствовала сама Россия. Россия взяла и объявила себя независимой и остальные последовали за ней, причем вынужденно. Эти достижения не были результатами борьбы. Борьбы нет, ни «Эрк», ни «Бирлик» не боролись за независимость. Было проведено несколько выступлений, правда, мы их даже снимали на видео, но ни в одном из них не говорились, что мы являемся колонией, захваченной Москвой, что надо стремиться к независимости, бороться за нее. Говорили только о языке, что он должен быть государственным, об Арале, детской смертности, о суицидах среди женщин, хлопковой монокультуре и все. О том, что нужно бороться за независимость, что если станем свободны страна будет воистину независимой, не говорилось…».

5. Заключение. Теперь те высказывания «Мухаммада Солиха» где он, оскорбляя патриотические чувства узбекистанцев, если воцарившуюся стабильность в нашей стране называет «стабильностью кладбища», а установившийся мир, миром «хуже самой страшной войны», то его соратник С.Умирзаков, сам Узбекистан называет тюрьмой, оставив на их совести. Если здесь коротко остановиться на вопросе, который выведен в заголовок данной статьи, а именно: почему несостоятельны политическая и экономическая догмы «оппозиции» Узбекистана? — то по этому поводу можно сказать следующее.

Политическая и экономическая догмы «оппозиции» Узбекистана или конкретно «Мухамада Солиха», ошибочны и несостоятельны потому, что все они, начиная с него самого и кончая «Ядгором Норбутаевым», Алишером Таксановым, Салаватом Умирзаковым и другими, абсолютно не компетентны в социально-экономических и общественно-политических вопросах. А в этой статье я доказал, что они абсолютно некомпетентны еще и в вопросах, что касается демографических проблем и трудовой миграции. Не говоря уж о том, что такой из них, как Алишер Таксанов, не отличает даже понятие иммиграции от понятия эмиграции, что я, выявив, обращал на это внимание читателей во второй части своей статьи «Информационная война обиженных против Узбекистана».

А что касается использования в заголовке анализируемой части речи «Мухаммада Солиха» такого технического термина и понятия, как «автопилот», которым инженеры и конструкторы таких сложных летательных аппаратов, как самолеты, называют умные части таких своих машин, которые автоматически и очень эффективно ими управляют, можно сказать, следующее.

«Мухаммад Солих» даже название первой части своей статьи назвал очень неудачно. Поскольку такое ее название, как «Режим на автопилоте», дает не отрицательную, а положительную оценку, как правоприменительной, так и всей системе управления нашей страной, как к умной государственной машине. А за это от имени служащих всей этой умной государственной машины, стоит его поблагодарить…

Так, что они не достойный называться даже цивилизованной оппозицией, обладающей необходимыми знаниями, и тем более, когда речь касается экономики знания, которая сейчас становиться краеугольным камнем всех наших реформ. Именно по этой причине, я, когда о них писал выше, даже само слово оппозиция записывал в кавычке…. Поэтому перефразируя самого «Мухаммада Слиха» можно сказать, что его скудный ум и здесь подводит и его самого и всех его последователей. Ибо политическая и экономическая догмы и другие идеи, которые он предложил на уровне съезда НДУ, жалки и смешны. Они выдвинуты для того, чтобы воздействовать, в качестве инструмента или орудия информационной войны, на сознание простых людей, вызывая недовольство среди той категории из них, которые относятся к числу трудовых мигрантов…

А что касается темы о несостоятельности идеологической догмы «оппозиции Узбекистана я на этом вопросе намерен остановиться в следующей статье. Так, что продолжение следует.

Автор: Абдуллаев Рустамжон, доктор экономических наук, академик.